Рецензии
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от

Рецензии

Почему лучшие советские переводы и переводчики были забыты. Мнение Марии Баскиной, составительницы сборника «Художественно-филологический перевод 1920–30-х годов» / «Горький» 29 июня 2021

Не так давно в петербургском издательстве «Нестор-История» вышел сборник под названием «Художественно-филологический перевод 1920–1930-х годов» («Горький» уже публиковал рецензию на него и фрагмент одной из вошедших в него статей). Теперь мы попросили составительницу сборника Марию Баскину (Маликову) рассказать, чем руководствовались она и ее коллеги, обратившись к этой давно, казалось бы, забытой странице из истории отечественного перевода. Выяснилось, что среди множества причин была и такая: напомнить читателю о целой плеяде выдающихся литераторов и филологов, превративших перевод не только в высокое искусство, но и в точную науку.
23 июля

Павел Полян. Синдром Пимена, или Зов истории. О дневниках военных лет. / Неприкосновенный запас № 137

Систематика эго-документов и дневники как исторический источник. Устная передача – из поколения в поколение, от отца к сыну и так далее – удел бесписьменных кочевников и залог почти неизбежной утери. Оседлые народы, породившие письменность и догадавшиеся, на чём им писать (каменные пли­ ты, глиняные таблички, пергаментные свитки, береста, бумага, мониторы) и чем (зубильце, острие клинка, тушь, чернила, клавиатура), ставили на материальность памя­ ти и долговечность письма и не ошиблись, даже по своем ис­чезновении оставив внятный исторический след.
21 июля

Обсуждение книги : Гуданец Н. Л. «Певец свободы», или гипноз репутации. Выступление С.Е. Эрлиха

Скандальное заявление русского писателя из Латвии Н.Л. Гуданца о том, что Пушкин не является поэтическим гением находится за пределами научного дискурса. Дело не в том, что Пушкин является гением по общему признанию, а в том, что, вопреки утверждениям литературоведов, объективных критериев художественной гениальности не существует. Стихи Пушкина «расплывчаты», что приводит к постоянному вчитыванию в них собственных смыслов. В результате у каждого читателя существует собственный «мой Пушкин».
15 июля

Обсуждение книги : Гуданец Н. Л. «Певец свободы», или гипноз репутации. Выступление О. А. Проскурина

Я с живым интересом и удовольствием прочитал книгу Николая Леонардовича. Её значение явно выходит за пределы биографии Пушкина и пушкинской эпохи (сам автор этого не скрывает). Пушкин рассматривается как некая универсалия русской жизни, русской истории, русского характера и т.д. И в этом смысле, конечно, книга – продукт размышлений не только над Пушкиным, но и над русской историей XX века, и над историческими перспективами XXI века.
15 июля

Обсуждение книги : Гуданец Н. Л. «Певец свободы», или гипноз репутации. Выступление А.А. Белых

Я считаю, что само появление этой книги – большой плюс. Не потому, что я согласен с большинством утверждений автора. Скорее наоборот. Но само появление такой книги - признак сохраняющегося здоровья в нашей научной жизни и издательской деятельности. Ведь если наступит время, когда такие книги нельзя будет издавать, то тогда нельзя будет издать многие другие книги. Поэтому можно приветствовать и благодарить и издательство, и автора за смелость и нестандартность подхода в издании такой литературы.
15 июля

Обсуждение книги : Гуданец Н. Л. «Певец свободы», или гипноз репутации. Выступление В.И. Новикова

У меня не профессорское, не академическое мнение, а скорее – эмоциональное. Концепция этой книжки «Пушкин - человек-мир» тоже по-своему мифологична, поскольку логически и недоказуема, и неопровержима. Возможно, мы сегодня присутствуем даже не при рождении, а уже при крещении нового мифа. Я уже подумываю, как его обозначить. Прочитав эту книгу, я подумал: «Пушкин-циник», а услышав от Николая Леонардовича, что это часть гораздо большей работы, надо, наверное, ознакомиться с полным текстом для того, чтобы найти определение.
15 июля

Обсуждение книги : Гуданец Н. Л. «Певец свободы», или гипноз репутации. Выступление Л.Я. Лурье

От книги Николая Гуданца Пушкину не холодно и не жарко. Скандал хорош для маркетинга, издание раскупят. Гуданец – не Дмитрий Писарев. Похоже скорее на «Антиахматову» Тамары Катаевой и «Воскресение Маяковского» Юрия Карабчиевского. Те, впрочем, писали повеселее, меньше повторялись. Поэтика обличения автором – праведником незаслуженно расхваленного выскочки-творца у Гуданца, Катаевой и Карабчиевского общая. Пушкин, по Гуданцу, – лицемер, трус и карьерист, его заслуги многократно преувеличены или придуманы.
15 июля

Обсуждение книги : Гуданец Н. Л. «Певец свободы», или гипноз репутации. Выступление А.М. Мелихова

Перед одним из скандальных дореволюционных выступлений русских футуристов полицейский чин велел им не касаться начальства и Пушкина. Николай Гуданец дерзко нарушил вторую часть этого распоряжения. «Он оскопил в себе гражданина сам, из по-человечески понятного страха перед Левиафаном российской власти». «Вряд ли кто-нибудь осмелится объявить, что под маской экзальтированного пушкинского дружелюбия скрывался черствый эгоист». Н.Гуданец полностью признает гениальность Пушкина как поэта, он отрицает лишь те дюжинные добродетели, которыми наградили поэта его пламенные почитатели. В первую очередь гражданскими, а во вторую моральными.
15 июля

Обсуждение книги : Гуданец Н. Л. «Певец свободы», или гипноз репутации. Выступление редактора книги Л.А. Мосионжника

Книга Н.Л. Гуданца «Певец свободы, или Гипноз репутации» — безусловно нужная. Пушкин как миф и Пушкин как реальный, действительно живший человек – не одно и то же, и смешивать их не надо. Такое смешение всегда опасно. По определению А.В. Меня, миф – это «значительнейший пример», говорящий нам о вечном. Но если речь идёт о личности, то её пример способен загнать во фрустрацию: «ты должен стремиться стать таким, как Он», но в то же время – «ты не можешь (не вправе) стать таким же, как Он, ибо Он – по определению неповторим».
13 июля

Павел Гаврилов. Рецензия на книгу: Испанская грусть: Голубая дивизия и поход в Россию, 1941–1942 гг. : воспоминания В. И. Ковалевского

Военные мемуары – наверное, один из самых древних жанров исторического письма. Успех они будут иметь всегда. Оперативная история в стиле «химические войска Энского фронта в Икской операции» очень тягомотна и утомительна, подход со стороны гуманитарного знания пугает отвлеченными рассуждениями, усыпанными мета- и пост- терминологией. Мемуары же, помимо полагающейся им читабельности, делятся, по чьему-то меткому выражению, на категории «как я выиграл войну», «как мне не дали выиграть войну» и, наконец, промежуточная «какие все сволочи». Это просто и позволяет читателю с ходу определиться с собственной позицией в воображаемом окопе. И вот в случае с записками Владимира Ковалевского тут может возникнуть некоторая сложность.
13 июля

Место памяти и очаг сопротивления. Таким видит Сандормох автор книги, в которой история Большого террора разворачивается здесь и сейчас / Новая газета. 22 июля 2019

Долгие десятилетия родственники тех, кто сгинул в карельском урочище Сандормох (по-фински — Sandarmoh, по-русски его пишут по-разному, Ирина Флиге выбрала вариант написания через «о», приводим написание как в ее книге. — Авт. ) в 1937–38 гг., не знали, где были убиты и брошены в землю — слово «похоронены» здесь вряд ли уместно — их родные. В их числе — 1111 жертв «Большого Соловецкого этапа», среди которых был и мой дед, Хаим Иосифович Гарбер, расстрелянный в Сандормохе 4 ноября 1937 года.
12 июля

Гасан Гусейнов. «Есть мнение, что знание вредно» Рецензия на книгу: Ирина Флиге. Сандормох. Драматургия смыслов. СПб., Нестор- история, 2019, 208 с. ISBN 978-5-446-91564-4

Древние греки, придумавшие эту вашу демократию, настойчиво противопоставляли знание мнению. Дескать, знание – это сила, а мнение – вещь переменчивая и обманчивая. В самом деле, квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. Это мы знаем точно. На основании этого знания мы можем дом построить. А вот, например, кому доверить общественные деньги на строительство дома, это уже вопрос общественного мнения. Чье мнение правильное, сказать нельзя, вот и приходится выбирать. А уже выбранные будут решать, какому строителю что, сколько и когда доверить. Вот такой парадокс.
12 июля

Скляров О.Н. О научной строгости и «возможностях человеческого понимания». // Вестник ПСТГУ. Серия III. Филология. 2016

Появление этой книги — несомненно, одно из тех событий в текущей гуманитарно-научной жизни, которые невозможно обойти вниманием. Рецензируемое издание представляется его авторами как труд, отвечающий назревшей «потребности в современной, освобожденной от идеологического налета истории русского академического литературоведения 20 века…»
10 июля

Кормилов С. Литературоведение как оно есть Рец. : В.Е. Хализев, А.А. Холиков, О.В. Никандрова. Русское академическое литературоведение. История и методология (1900–1960-е годы). — М.; СПб.: Нестор-История, 2015. // Знамя. 2016, 3.

Послереволюционное литературоведение отмежевывалось от дореволюционного. Формалисты и социологи равно считали свои методы единственно правильными и противопоставляли себя будто бы слишком эмпирической, описательной науке прошлого.
10 июля

"Русские эмигранты Голубой дивизии на службе у нацистов". vatnikstan.ru История. На чужбине. Книга воспоминаний русского офицера-эмигранта Владимира Ковалевского «Испанская грусть: Голубая дивизия и поход в Россию, 1941–1942 годы»

Всего несколько месяцев службы на оккупированных территориях СССР надломили Ковалевского. Он пересмотрел свои взгляды на Советский Союз и войну с ним. Уже весной 1942 года он вернулся в Испанию и написал эти неопубликованные при его жизни мемуары. Историки Олег Бэйда из австралийского Университета Мельбурна и Шосе М. Нуньес Сейшас из испанского Университета Сантьяго-де-Компостелы подготовили эти воспоминания к изданию в 2019 году в Барселоне. Русское издание 2021 года — аналог испанского, с проработанным исследовательским введением и комментариями.
09 июля

Книга Ирины Флиге о Сандормохе опровергает "раскопки" фальсификаторов истории / Новые известия

Пушкинское «мы ленивы и нелюбопытны» - ключевые слова для понимания того, зачем надо читать книгу Ирины Флиге «Сандормох: драматургия смыслов» (СПб. Нестор-История. 2019). Несколько лет назад в смоленской Катыни я была свидетелем того, как экскурсовод, стоя на мемориальном кладбище под стендом, на котором крупными буквами описывается произошедшая здесь в 1940 году трагедия, на голубом глазу сообщала, что «есть и другая версия», согласно которой тысячи пленных польских офицеров были расстреляны не палачами из НКВД, а немцами, и найдена-де некая пуговица, которая это подтверждает.
09 июля

Татьяна Вольтская Память о Сандормохе. "Занавес не упал, пьеса продолжается" / Радио Свобода 23 июля 2019

Книга Ирины Флиге “Сандормох: драматургия смыслов” рассказывает о том, как тайное место расстрела соловецких заключенных становится местом памяти о жертвах Большого террора. Две основные сюжетные линии книги директора научно-информационного центра “Мемориал” в Петербурге Ирины Флиге – это две истории поиска: одна – так называемого “пропавшего этапа” – 1111 заключенных Соловецкой тюрьмы особого назначения, вывезенных оттуда в октябре 1937-го и бесследно пропавших, другая – расстрельного полигона, получившего название Сандормох (в названии книги использовано именно это написание, хотя ставшее печально известным урочище чаще называют Сандармох по транскрипции из карельского языка).
09 июля

Басинский Павел Валерьевич. Биографический словарь «Русские писатели. 1800-1917» или тридцать лет спустя. 26 Января 2020

Словарь «Русские писатели» — памятник энциклопедической мысли. Это памятник просвещения. Это наше национальное культурное достояние. Но история издания словаря — это история тридцатилетней войны культуры и прагматизма, учёных и дилетантов, знания и информации, пламенной веры одних людей в то, что начатое великое культурное дело нельзя прекращать, не доведя его до конца, и прохладно-трезвого отношения других людей к тому же.
08 июля

Татьяна Бонч-Осмоловская. Свет во тьме светит. Рецензия на книгу: И. А. Флиге. Сандормох: драматургия смыслов. СПб., «Нестор-История», 2019, 208 стр.

В документальной книге два основных сюжета. Внутренний сюжет — многолетний поиск «пропавшего этапа», тысячи ста одиннадцати заключенных Соловецкой тюрьмы особого назначения, исчезнувших в октябре 1937 года. Исследователи разыскали документы, а затем и место захоронения этих 1111 жертв Большого террора. В небольшом урочище было место регулярных расстрелов, там был уничтожен не только «пропавший соловецкий этап», но и другие заключенные Белбалтлага, трудпоселенцы и жители Карелии. По записям в закрытых архивах исследователи восстановили имена погибших.
08 июля

Сан­дармох: жизнь мес­та па­мяти О книге Ирины Флиге «Сандормох: драматургия смыслов» Юрий Михайлин 15 августа 2019

4-9 августа в Карелии и на Соловецких островах состоялись традиционные Дни памяти жертв Большого террора. Незадолго до этого в Санкт-Петербурге вышла книга директора Научно-исследовательского центра «Мемориал» Ирины Флиге «Сандормох: драматургия смыслов», в которой подробно рассказывается история поиска около двух тысяч соловецких заключенных, пропавших в конце 1937 года, и история создания мемориального кладбища Сандармох — крупнейшего в Карелии места массовых расстрелов заключенных. Рассказываем, почему выход этой книги — событие для всех, кого интересует тема трудного прошлого.
07 июля

Ольга Штраус. Рецензия на книгу: Экштут С. А. Империи последние мгновенья : Театр марионеток в 16 картинах с прологом и эпилогом / С. А. Экштут. — СПб. : Нестор-История, 2018. — 312 с. / Российская газета. 24.12.2018

Эрудиция автора - историка, писателя, доктора философских наук, специалиста в области интеллектуальной истории - хорошо известна читателям, интересующимся историей российской культуры. В этой же небольшой по объему книге Семен Экштут поставил глобальную задачу: показать, как складывались в нашем обществе предпосылки Великой русской революции, приведшей к красному и белому террору, равно истребительному для нашей страны.
06 июля

Елена Зиновьева. Семен Экштут. Империи последние мгновенья: Театр марионеток в 16 картинах с прологом и эпилогом. СПб.: Нестор-История, 2018. – 312 с. журнал "Нева", № 3. 2019

Историк Семен Экштут ответы на вопросы, кто виноват, что произошла Великая русская революция, и можно ли было ее предотвратить, ищет в мемуарах, многие из которых увидели свет только в 2017 году, в российских газетах от 1 января 1917 года, в произведениях русских классиков. Художественная литература и воспоминания разноплановых персонажей «театра исторических действий» – от масштабных фигур первого плана до незаметных героев эпизода – дают рельефную картину «России, которую мы потеряли».
05 июля

Испанская грусть: Голубая дивизия и поход в Россию, 1941—1942 гг.: воспоминания В. И. Ковалевского // Нева №5. 15.05.2021. Книжный остров

Владимир Иванович Ковалевский (1892—?), кадровый офицер, прошедший Первую мировую войну, революцию не принял, воевал против большевиков, в 1920 году покинул Россию с армией Врангеля. Затем служил во Французском иностранном легионе, участвовал в испанской гражданской войне на стороне генерала Франко. Он искренне поверил, что Гитлер хочет избавить Россию от «безбожной власти» большевиков. И летом 1941 года записался в качестве переводчика в испанскую 250-ю дивизию, известную как Голубая дивизия.
04 июля

Hoover.org О книге "Испанская грусть". В новых публикациях представлены российские и евразийские коллекции в Hoover Испанская грусть: Голубая дивизия и поход в Россию, 1941–1942 гг. : воспоминания В. И. Ковалевского ISBN 978-5-4469-1823-2.

Надеясь, что момент «освободить» Россию настал, в 1941 году несколько русских ветеранов пополнили испанский добровольческий отряд в рядах вермахта. Для этих русских процесс призыва и службы был далеко не простым; в то время как испанцы нуждались в русских переводчиках и стремились сохранить их, немцы были одержимы идеей изгнания потенциальных националистических повстанцев из своей армии.
18 июня