Поэт Георгий Шенгели подрабатывал судебным хроникером
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от

Поэт Георгий Шенгели подрабатывал судебным хроникером

Рецензия на книгу: Шенгели Г. А., «Из зала Московского губернского суда : Избранные репортажи (1926–1927)»

Газетный читатель – звание, которым лично я горжусь, заплатив за него сотнями часов в бумажных муравейниках вроде ГАРФ и РГБ (Государственный архив Российской Федерации и Российская государственная библиотека. – «НГ-EL»). Особый вопрос – каких времен подшивки востребовать. Утверждаю уверенно: редко что посоперничает с газетистикой 1917 года и подалее, когда «органы» петроградские, московские, а с ними губернские сплошь привечали талантливую свежесть в обход журналов и книг. На революционном распутье зреющая литература надолго встала на постой в «литстраницах» и «подвалах». Увы, к середине 1920-х поверху почти всей пресс-клумбы затвердел цемент цензуры.

Но еще по-прежнему блистала одиноко отраслевая ежедневка забавного наименования «Гудок». Блистала благодаря исключительному подбору молодых «перьев». Георгий Шенгели, в частности, там тогда двужильно тянул и обзоры зарубежья, и киноотзывы, и сериал «из суда», и емкий жанр «будни Москвы». Его увлеченный потомок Антон Маринин недавно произвел тотальную ревизию напечатанного, а часть находок, относящихся в основном ко времени до «преступления и наказания», образовала хороший сборник. Безо всякой скидки затягивают и сейчас новеллки про горемычный люд, пьющий, крадущий, торгующий своей и чужой честью, изредка сбивающийся на пущие грехи. Взгляд Шенгели двояк: он и правовед с дипломом, и стихийный человековед. В его записях – суд-театр, где карают (помилостивей, чем ждешь от той поры), а караемые играют-подыгрывают: хохочут, рыдают, молят, напоказ бьются в падучей. Порой это животворные концентраты правды, из которых словно само собой выпрастывается варево художества. Февралем 1927-го датирован очерк «Клад в кресле». Растратчик, угодив в тюрьму, тайком извещает жену, что он зашил в домашнее кресло пачку банкнот; меж тем кресельный гарнитур женщина успела продать; их дочь рвется вернуть ценную потерю и подбивает приятеля-милиционера открыть дутое дело о якобы обороте казенной мебели; сокровище отыскано, но искателям это выходит боком. Знакомый абрис, не так ли? Через медиума Шенгели кое-кому из «гудковской» же братии кое-что ухватисто авантюрное «жизнь наболтала».

Отгородкой поденщины от параллельного труда (роман, проза о стихах и, конечно, сами стихи) Шенгели ставил псевдонимы. Но тем не менее принуждал себя быть умнее и сильнее чернорабочей марки. Репортажики остры, атмосферны, даже нечаянные стиховые искры пробегают. Вот анапест: голодный беспризорник «уже успел выдернуть из ее кошелки сверток и мчится, пожирая пространство» («Пятое сословие»); вот дактиль: «…по воскресеньям они с болью в морщинистом сердце извлекают остатки прежней пышности и несут на рынок» («Воскресный рынок»). В таких спонтанных имитантах дышат метафоры, метонимии, аллитерации.

Наконец, Шенгели исхитрялся не только слушать и стенографировать, но и зарисовывать тех, кто на скамье обвиняемых. Это не квазишаржи, а изображения вполне цепкие, не столь сочувственные, сколь проникновенные. Приземленное поручение мастак перевыполнял с лихвой. На то и поэт.

Сергей Зенкевич


Источник

Шенгели Г. А., «Из зала Московского губернского суда : Избранные репортажи (1926–1927)»

500 руб.
В наличии
Под заказ
Быстрый заказ

Об авторе: Шенгели Георгий Аркадьевич

Год издания: 2021

ISBN: 978-5-4469-2018-1

Сост., предисл. и коммент. А.В. Маринина.

192 страницы, твердый переплет, черно-белые иллюстрации

АННОТАЦИЯ

Георгий Аркадьевич Шенгели (1894–1956) известен в первую очередь как блестящий поэт. В 1920-е годы он был заметной фигурой в литературной жизни столицы. Нужда в дополнительном заработке привела Шенгели в 1925 году в газету «Гудок», где он вскоре стал вести раздел судебной хроники. 

Высокая работоспособность, зоркий глаз, острое перо и юридическая подготовка, несомненно, предопределили его специализацию. С 1926 по 1927 год Шенгели осветил около 150 процессов. Две его публикации нашли отражение в классических романах Ильфа и Петрова.

Тексты Шенгели представляют собою краткий и, благодаря тонким наблюдениям и остроумным замечаниям автора, увлекательный путеводитель по судебным процессам «лихих двадцатых». За немногими исключениями они републикуются впервые. Издание снабжено комментарием и иллюстрировано авторскими рисунками подсудимых. В приложении публикуются датированные 1926 годом очерки и фельетоны Шенгели о повседневной жизни столицы.

О книге

Имя Георгия Аркадьевича Шенгели мне было известно чуть ли не с детства — мой отец часто и с большой любовью говорил о нем как о своем учителе. Через два года после смерти Георгия Аркадьевича он написал воспоминания об этом замечательном человеке. В очерке «Мой Шенгели» Арсений Александрович подчеркнул его главные заслуги: «учитель во всем, что касалось стихотворчества», учитель в журналистике…

Книга Шенгели ориентирована на читателей, интересующихся отечественной историей и ищущих нестандартные источники информации. Двадцатые годы — сложный период. После революции, Гражданской войны, перехода к НЭПу в стране отмечался небывалый рост преступности. Судебные репортажи Шенгели превосходно иллюстрируют ее формы на примере столицы. Сцены преступлений зачастую трагикомичны. Чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать репортажи «Волчонок», «Война в Калошином переулке». Другая отличительная черта двадцатых — открытые процессы над врагами революции. У Шенгели, разумеется, есть тексты и о таких «судебных разбирательствах».

О том, чем еще интересны репортажи «А. Троля» (таким псевдонимом пользовался Шенгели), сказано в предисловии составителя. Я лишь отмечу, что все они были опубликованы на легендарной, так называемой четвертой полосе газеты «Гудок» и, как демонстрирует эта книга, не оказались навечно затерянными среди прозаических фельетонов Булгакова, Катаева, Ильфа и Петрова, среди стихотворных фельетонов Олеши.

М. А. Тарковская

В. Э. Молодяков. Средство к материальному существованию

А. В. Маринин. «Гудка» забытый представитель

Судебные репортажи (1926–1927)

Мастера намыленной петли

Карьера Вантуша

Царь Кутомарский

«Легкая рука»

Узел и глаз

Крушение поезда на ст. Москва Окт. дор.

Лихие ребята

«Сердце Сухаревки»

Использовали чуланчик

Провокатор Крут

«По-благородному»

Перелетная птица

Зараза

Гарем в Москве

Супружеская пара

Увернулся 

Потемки быта

Папиросник из Моссельпрома

Волчонок

Дым без огня 

Тришкин кафтан

Квартирные «змеи»

Оборонился

Гуси и РИМ

Ловкач

Дорвалась

Загадочное убийство

Война в Калошином переулке

Дело братьев Кореньковых

Записка мертвого

Серовская шайка

Клад в кресле

Бриллианты в печи

«Интеллигентные женщины»

Арзамасский гусь

Провокатор Мурзин

Карьера «Жоржа-матроса»

Любитель лошадей

Вымогатели

Ашитковские Держиморды

Очерки и фельетоны о Москве (1926)

Мыльный пузырь

Пятое сословие

Эпидемия

Воскресный рынок

Вредная баба

Уличные шулера

Список публикаций Г. А. Шенгели в «Гудке»