По вопросам, связанным с покупкой книг, звоните: +7 (965) 048 04 28
или пишите на адрес booknestor@gmail.com
По вопросам, связанным с изданием книги, звоните:
+7 (812) 235 15 86 (Санкт-Петербург) или +7 (495) 769-82-46 (Москва)

Готовится к выходу. Можно зарезервировать

0
 

1511

Морозова А. Ю. «Неленинский большевизм» А. А. Богданова и «впередовцев»: идеи, альтернативы, практика. ISBN 978-5-4469-1660-3

Автор
Морозова А. Ю.
Дата публикации.
25.12.2019
Количество страниц
440

Иллюстрации

Морозова А. Ю.
«Неленинский большевизм» А. А. Богданова и «впередовцев»: идеи, альтернативы, практика. — М. ; СПб. : Нестор-История, 2019. — 440 с.
ISBN 978-5-4469-1660-3

Книга посвящена истории группы «Вперед» (1909–1917) как выразительницы идей левого большевизма и «впередовства» как более широкого явления, а также представлениям А. А. Богданова о социализме и путях прихода к нему и попыткам их воплощения в жизнь.

На широком круге источников, прежде всего архивных и печатных, но являющихся библиографической редкостью, автором исследуется процесс создания, программные установки и деятельность группы «Вперед» как выразительни-цы идей «левого большевизма», деятельность партийных школ для рабочих на Капри и в Болонье, рассматривавшихся А. Богдановым как первая попытка воплощения в жизнь его идеи о «Пролетарском университете», богдановская концепция социализма и путей прихода к нему, попытки воплощения в жизнь идей Богданова о «пролетарской культуре» и его деятельность в Пролеткульте; показано принципиальное отличие взглядов Богданова от ленинской версии большевизма.

Изучение не осуществившихся альтернатив ленинскому большевизму важно для опровержения до сих пор существующих мифологизированных представлений о большевизме, а зачастую и обо всех революционных партиях вместе взятых, как о чем-то едином и одиозном, недемократическом и ортодоксальном, а также может быть весьма полезным для современных демократических сил — как при поиске своих корней и идейных ориентиров, так и при выработке программы и тактики.

Ознакомительный фрагмент

 

Об авторе:

Алла Юрьевна МОРОЗОВА

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра «История России XIX — начала XX в.» Института российской истории РАН.
Автор более 50 статей (в том числе энциклопедических) и глав в коллективных монографиях по истории революционного движения в России, российской социал-демократии, политзаключенных в царской и советской России; составитель (в соавторстве) сборников документов «„Сын вольного штурмана“ и тринадцатый „смертник“ процесса с.-р. 1922 г.: Документы и материалы из личного архива В. Н. Рихтера» (М., 2005) и «Три брата (То, что было)» (М., 2019).

 

Содержание
Введение

Глава I
А. А. Богданов в российском социал-демократическом движении
1. Начало пути и штрихи к политико-психологическому портрету А. А. Богданова
2. Тандем В. И. Ленина и А. А. Богданова и его распад: политика, философия, деньги
3. Раскол в Большевистском Центре: Совещание расширенной редакции «Пролетария»
4. Организационное оформление группы «Вперед» и ее платформа

Глава II
Партийные школы для рабочихна Капри и в Болонье как прообраз «Пролетарского университета»
1. Первая Высшая социал-демократическая пропагандистско-агитаторская школа для рабочих (Каприйская школа)
2. Вторая Высшая социал-демократическая пропагандистско-агитаторская школа для рабочих (Болонская школа)

Глава III
«Впередовские» организации и их деятельность
1. Российские и заграничные «впередовские» организации
2. Издательская деятельность «впередовцев»

Глава IV
Группа «Вперед» и «впередовцы»
в идейно-политической борьбе в РСДРП
1. «Объединительный кризис»: Пленум 1910 г.
2. Отношение группы к идее созыва общепартийной конференции
3. Позиция группы по думскому вопросу
4. Временное сближение с ленинцами
5. «Впередовство» в годы Первой мировой войны

Глава V
А. А. Богданов и его концепция социализма и путей прихода к нему. Теория «пролетарской культуры»
1. Складывание богдановской концепции социализма и пролетарской культуры
2. Корректировка и развитие концепции в годы Первой мировой войны и после Февральской революции 1917 г.
3. Критика А. А. Богдановым большевистского «социализма» после Октября 1917 г.

Глава VI. А. А. Богданов и судьбы его идей после Октября 1917 г.
1. А. А. Богданов и Пролеткульт
2. Попытки воплощения в жизнь идеи Пролетарского университета
3. «Под могильной плитой Маркса»: Антибогдановская кампания 1920-х гг.
4. Последние годы жизни. «Физиологический коллективизм»

Заключение 

 

Введение

Партия и Ленин — близнецы-братья. Кто более матери-истории ценен?

Мы говорим Ленин, подразумеваем — партия, мы говорим партия, подразумеваем — Ленин.

Эти строки В. В. Маяковский написал в 1925 г. К этому времени усилиями большевистской пропаганды в сознание советских людей было прочно вбито «знание» о том, что большевистская/коммунистическая партия — это партия В. И. Ленина, который всегда был ее вождем и учителем. Это положение было затем закреплено в «Кратком курсе», растиражировано в миллионах экземпляров пропагандистских и агитационных брошюр.

Показательно, что эта мысль/установка вошла не только в плоть и кровь советской историографии и советского человека и передалась постсоветскому, но повлияла на подходы и оценки даже такого весьма антикоммунистического американского историка весьма консервативных взглядов как Ричард Пайпс, начавшего второй том своей книги «Русская революция» следующими словами о Ленине и его партии: «…Партия большевиков была ленинским детищем; как ее творец, он создавал ее по своему образу и подобию и, подавляя всякое сопротивление извне и изнутри, вел по пути, который определил сам».

Со второй частью высказывания Р. Пайпса можно согласиться, но вот с первой частью — что партия большевиков была ленинским детищем созданным по его образу и подобию, как и пафосным утверждением В. Маяковского — согласиться нельзя (или с такими оговорками, которые мало что оставят от первоначального утверждения). Можно вполне уверенно и доказательно утверждать, что в действительности дело обстояло совсем не так. Было время, когда Ленин отнюдь не был не только великим вождем и учителем, но не был даже и единственным лидером большевистской партии/среды. И здесь очень уместно напомнить, что большевики стали самостоятельной партией лишь в 1917 г., а до этого всегда формально были только фракцией РСДРП. Кроме того, даже в большевистской фракции накануне и в годы революции 1905– 1907 гг. Ленин вовсе не был единым лидером и вождем. Более того, есть все основания предполагать, что в это время по влиянию и популярности среди российских большевиков А. А. Богданов, пожалуй, и опережал В. И. Ленина, руководившего в основном из-за границы. И если по словам А. М. Ремизова, одновременно с Богдановым отбывавшего ссылку в Вологде в 1901–1903 гг., Богданов «считался «заместителем» Ленина в России» и «гласом Ильича», то М. Н. Покровский называл Богданова вице-лидером большевиков непосредственно накануне и в начале революции и «великим визирем этой большевистской державы», добавляя к этому, что «тогда как Ильич до революции 1905 г. был в эмиграции, постольку Богданов больше влиял на политику партии». Луначарский говорил, что Богданов был «некоторое время одним из любимых мыслителей нашей молодежи и одним из влиятельнейших вождей нашей партии». Даже в журнале «Под знаменем марксизма», всегда неистово критиковавшем Богданова, в некрологе о нем признавалось, что он был «один из основателей большевизма, признанный его вождь совместно с В. И. Лениным в 1904–1907 гг.»

После поражения революции 1905–1907 гг. РСДРП в целом находилась в состоянии «разброда и шатаний» и фактически разделялась не только на фракции, но и на многочисленные группы и течения внутри них. Большевики также не были едины в своих оценках как итогов, так и, особенно, перспектив революционного движения в России и вытекавших из них тактических принципов партии. Внутри большевистской фракции дискуссия о поисках новой тактики сконцентрировалась вокруг вопроса об отношении к думской деятельности. Характерно, что представители большинства этих группировок говорили о необходимости собрать «рассыпанную храмину», сохранить и возродить партийные организации, но реальных шагов к единству не делали, продолжая настаивать каждый на своей точке зрения, считая ее единственно возможной, а, следовательно, правильной. В результате бурных дискуссий между бойкотистами и антибойкотистами, отзовистами и антиотзовистами, ультиматистами и сторонниками поддержки деятельности с.-д. фракции в Государственной думе, о которых речь пойдет ниже, «большевистское течение, сыгравшее в бурные годы подъема огромную роль, как это признается и его противниками, к 1909 г. представляло два идейных оттенка, — писал А. Богданов в 1914 г. — Большинство были сторонники Ильина (литературный псевдоним В. И. Ленина. — А.М.), меньшинство — “левые”, из которых выделилась литературная группа “Вперед”».

Истории группы «Вперед» (1909–1917) как выразительницы идей левого большевизма и «впередовства» как более широкого явления, а также представлениям А. А. Богданова о социализме и путях прихода к нему и попыткам их воплощения в жизнь и посвящена данная книга.

Говоря об историографии избранной темы, необходимо отметить два момента: это, во-первых, ее своего рода «раздвоенность» — исследования «богдановедов» почти не затрагивают историю группы «Вперед», которая в их работах в лучшем случае лишь упоминается, и то если авторы исследуют идейное наследие и деятельность Богданова как одного из лидеров большевизма, а немногочисленные авторы работ по истории «впередовства» не занимаются подробным анализом богдановских взглядов. Во-вторых (по опорядку, но вовсе не по значению), это преобладание в советской (и отчасти даже в западной и постсоветской российской) историографии «лениноцентричного» взгляда на историю РСДРП, исходя из которого идеи Богданова и «впередовство» рассматривались как уклоняющиеся от магистрального пути развития и как объект борьбы с ними ортодоксальной части партии, «хранившей верность ленинским заветам» или уж во всяком случае как что-то случайное и незначительное и не кардинальное.

Подобный взгляд был закреплен в советской историографии, особенно после того, как ленинские взгляды был абсолютизированы и возведены в ранг абсолютной истины и официальной партийной и государственной идеологии. Между тем, ленинские оценки группы «Вперед» и «впередовства» в целом, а также идей и действий Богданова, на наш взгляд, должны рассматриваться не как методологическая основа исследования (что традиционно для советской историографии) и не как первые исследовательские работы по данной проблеме, а как источник, ибо в своих статьях, посвященных программным установкам и деятельности группы «Вперед» и богдановским идеям и теориям, В. И. Ленин выступает в роли отнюдь не историка и исследователя, а в качестве политика, энергично полемизирующего и борющегося со своими противниками.

Нельзя не отметить тот факт, что в работах начала 20-х годов (в особенности принадлежащих перу бывших левых большевиков и имеющих в значительной мере мемуарный характер) наблюдается лишь начало той абсолютизации ленинской правоты и превращения его взглядов и оценок в единственно возможную и допустимую методологию исторического исследования, которые стали отличительной чертой советской исторической науки, начиная с конца 20-х — начала 30-х годов.

Строго говоря, истории группы «Вперед» было посвящено всего несколько статей, опубликованных в историко-партийных журналах 20-х годов. Тогда же появились первые статьи о партийных школах для рабочих на Капри и в Болонье, чья деятельность неразрывно связана с группой «Вперед». К сожалению, уже в этих статьях закладывались основы общепринятого впоследствии отношения к «впередовцам» — их программа и деятельность оценивались как ошибочные уже в силу того, что они расходились (а порой и прямо противоречили) с политической линией и философскими взглядами ленинской части партии.

136

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь