Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Санкт-Петербург: +7 (812) 235 15 86, nestor_historia@list.ru
Москва: +7 (499) 755 96 25, nestor_history_moscow@bk.ru
 

Бумажная книга
550 р. (В наличии)
Электронная книга
500 р. (В наличии)

 

1254

Беляева И. А. Творчество И. С. Тургенева: фаустовские контексты. ISBN 978-5-4469-1441-8

Автор
Беляева И. А.
Количество страниц
248
Дата публикации
19.07.2018

Беляева И. А. Творчество И. С. Тургенева: фаустовские контексты. — СПб.: Нестор-История, 2018. — 248 с. 

В центре книги — творчество И. С. Тургенева, которое представлено самыми известными сочинениями писателя: романами, повестями, статьями 1850-х — начала 1860-х годов — «Гамлет и Дон Кихот», «Рудин», «Фауст», «Ася», «Дворянское гнездо», «Накануне», «Отцы и дети». Читателю предлагается новый контекст понимания уже знакомых и во многом стереотипно представляемых текстов Тургенева, который связан с их прочтением в свете фаустовского кода. Такой подход обусловлен глубоким и постоянным интересом Тургенева к «Фаусту» И.-В. Гёте, прежде всего к его художественной антропологии и философским идеям, выраженным образно,
вне систем и теоретических построений, что импонировало русскому писателю.

В книге показано, что темы, мотивы, сюжетные линии и ситуации, восходящие к обеим частям «Фауста», находят свое органическое и подчас полемическое выражение у Тургенева, а фаустовский типгероя наиболее полно соответствует сущности современного человека, которого Тургенев всегда стремился понять. На материале тургеневских романов исследована фаустовская модель («фаустовский сюжет») сюжета спасения, или фабулы о возрождении грешника, которая художественно преобразуются в творчестве писателя, сообразно русской жизни и русским реалиям, сохраняя универсальный смысл.

Доказывается, что романы Тургенева представляют собой оригинальные и ни в коем случае не подражательные повествования о русском Фаусте. Одним из ярких представителей этого типа является Базаров, а сам роман «Отцы и дети» есть наиболее полное и органическое у Тургенева воплощение «фаустовского сюжета», тем и мотивов второй части «Фауста» и философских идей Гёте о природной гармонии. Предлагаемое исследование — не историко-литературное сравнение Тургенева и Гёте, но изучение уникальной природы творчества русского писателя. «Фауст» Гёте — важный ключ к его пониманию.

Книга предназначена для историков литературы, преподавателей, аспирантов, студентов и всех интересующихся русской классикой, русским романом, творчеством И. С. Тургенева и русско-европейскими связями.

 

Оглавление
Введение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3
Глава 1. Современный человек: Гамлет и Дон Кихот
как «нераздельное целое», или Фауст. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
Глава 2. «Фаустовский сюжет» как вариант сюжета спасения. . . . . . . 42
Глава 3. Романы и любовно-философские повести Тургенева
1850-х годов в свете «фаустовского сюжета». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52
Фаустовский герой и фаустовский вопрос. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54
«Фаустовский сюжет». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 63
«Русская Гретхен». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 73
Глава 4. Роман «Отцы и дети» и его фаустовские коды.
Базаров как «русский Фауст». «Трагикомедия» любви.
Фенечка-Гретхен. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 91
Глава 5. Темы и мотивы второй части «Фауста» Гёте
в творческой рецепции Тургенева . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 120
Тема деятельного преобразования человеком природы
и социума. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 124
Тема Елены как «смысловой фокус» романов «Накануне»
и «Отцы и дети» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 137
«Накануне»: Елена Стахова, след Елены, Прекрасная Венеция
и мотив ловцов красоты. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 141
«Отцы и дети»: царственность Анны Сергеевны Одинцовой,
или почему Базаров режет лягушек и кем лягушки
оказываются в сказках. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .150
Глава 6. «Всё разъединяет, чтобы всё соединить»,
или Может ли «современный человек» примириться
с вечностью: роман «Отцы и дети». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 160
Оглавление
Глава 7. Мотив отречения в повести «Фауст»: заголовочный
комплекс, ответ Фауста на провокацию Мефистофеля
и другие интертексты. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 183
Глава 8. Роман «Дворянское гнездо»:
поиск согласия между разъединенными славянофилами
и западниками, или действие «закона» Гёте в жизни идей. . . . . . 196
Глава 9. Новая жизнь русского Фауста Фёдора Лаврецкого. . . . . . . . 211
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 235
Литература. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 239