По вопросам, связанным с покупкой книг, звоните: +7 (965) 048 04 28
или пишите на адрес booknestor@gmail.com
По вопросам, связанным с изданием книги, звоните:
+7 (812) 235 15 86 (Санкт-Петербург) или +7 (495) 769-82-46 (Москва)

Зубова Л. В. РЕЦЕНЗИЯ НА МОНОГРАФИЮ АННЫ СЕРГЕЕВНЫ КУЛЕВОЙ «ИСТОРИЯ УСЕЧЕННЫХ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ В ЯЗЫКЕ РУССКОЙ ПОЭЗИИ»
Кулева А. С. История усеченных прилагательных в языке русской поэзии ISBN 978-5-4469-1143-1

Автор: Зубова Л. В.

Книга А . С. Кулевой написана на тем у, новизна и актуальность которой несомненны. До кандидатской диссертации автора этой книги ни в лингвистике, ни в литературоведении не было монографически исследовано такое заметное средство художественной выразительности. как усеченные прилагательные. Между тем, это явление, при численное в XV ПI веке к поэтическим вольностям версификационного назначения , в течение  четырех веков в значительной степени формировало и укрепляло поэтическую традицию.

Научная смелость А. С. Кулевой позволила ей достичь цели , казалось бы, невероятной: систематизировать и проанализировать употребление усеченных прилагательных  в русской поэзии  от XVII  до XXI  века, исследуя  главным  образом  функциональную  эволюцию  этих прилагательных. Поражают цифры: рассмотрено более 30 тысяч поэтических текстов 500 авторов. Проанализировано более  15 тысяч  примеров .

Но и этого автору диссертации показалось мало: для сравнения привлекались Евангелие от Матфея на церковнославянском языке, фольклорная поэзия, Житие протопопа Аввакума, проза П. Мельникова-Печерского , С. Писахова , М. Семенова, В. Сорокина и др.

Смелость А . С. Кулевой в счастливой комбинации с тщательностью  обработки  матери­ ала, аналитически м подходом и к научной литературе, и к поэтическом у языку , при вела к не­сомненному успеху.  Книга  эта  очень  интересна , глубока  по  содержанию  при  максимально широком охвате фактов.

Наиболее сильной стороной исследования является статистика, представленная и в гла­вах книги, и в приложении «Количественный анализ у потребленных форм».

А. С. Кулевой удалось прекрасно показать, как на протяжении четырех столетий меняются роль, статус и функции усеченных  прилагательных,   как проявляется  их смысловой  и стилистически й потенциал при поэтическом употреблении  в  разных  художественных  систе­мах. Подсчеты, выполненные А .С. Кулевой, показали , что ХV П веке атрибутивная функция кратких прилагательных еще была обычным явлением  в языке, в  XV П I  веке такая  функция воспринималась  как  нарушение  языковой  нормы, допустимое  в  поэзии.  Постепенно  наруше­ние  норм ы   (поэтическая   вольность)   становилось   поэтической   нормой.   На   рубеже   XV III­ XI X в. появляются штампы типа небесна красота, люта смерть, жестока страсть, нежны взоры. Усеченные прилагательные оказались особенно востребованными поэзией раннего романтизма , а  во второй полови не X IX века , с приближением поэтического языка к разго­ворному. употребление таких форм переориентируется с церковно-славянской традиции на фольклорную,  развивается  ироническое  и  сатирическое  употребление форм.   В поэзии  пер­вой половины ХХ века сокращается количество усеченных прилагательных, но расширяется сфера их употребления,  становятся разнообразнее функции.

Аргументация всех положений исчерпывающе убедительна . Вот один из примеров: 

« В качестве примера того, что употребление "усечений" не связано исключительно с силлаботоникой, можно привести две редакции одного стихотворения В. К. Тредиаковского: силлабическую 1728-го года - «Стихи похвальные России» и силлабо-тоническую 1 752-го года - «Строфы похвальные Росси и». В первом случае из 20 употребленных форм прилагательного 6 «усеченных» (30 %), а во втором - 2 из 18 (12 %), тогда как теоретически можно было бы ждать обратного соотношения ».

Можно себе представить. насколько большая и серьезная работа проделана для того, чтобы сформировать такой абзац. То есть совершенно очевидна содержательная плотность монографии.

А. С. Кулева проявила незаурядную научную эрудицию, отразив в своей работе самые дискуссионные теоретические вопросы грамматики и поэтик и, касающиеся усеченных при­лагательных как явления исторически вторичного или первичного , как средства версификационного или стилистического, как приема искусственного или глубоко традиционного. При этом собственное исследование позволило А. С. Кулевой со всей убедительностью заявить о своей позиции в многовековом споре о статусе усеченных прилагательных в поэзии . Во-первых, А. В. Кулева отвела достаточно много места для обсуждения терминов, называющих явление с разных точек зрения, и для анализа основного термина «усеченные прилагательные», в большинстве случаев противоречащего своему содержанию , то есть указывающего на вторичность и на искусственность этих форм вопреки исторической достоверности.

Солидная практическая база исследования (полнота рассмотренного материала и блестяще проанализированная статистика) позволил и сделать исключительно важные теоретические выводы, во многом противоречащие принятому в лингвистике и в литературоведении взгляду на усеченные прилагательные в поэзии (взгляду, который наиболее пол но представ­ лен Г.О. Винокуром). Изящество , с которым А. С. Кулева формулирует эти выводы, восхищает:

«Таким образом, традиционное представление об усеченных прилагательных опровергается  собранным  материалом.

Во-первых. усеченные прилагательные не  появились  с  зарождением  силлабо­тонической поэзии, но употреблялись еще в силлабике.

Во-вторых , в XV II - начале ХVШ в" когда поя вилась и стала развиваться русская поэзия, современная система имени  прилагательного еще формировалась , что также на­ шло отражение в поэтическом языке.

В-третьи х, использование усеченных прилагательных в языке силлабической поэзии, а также употребление неравносложных форм ставит под сомнение представление об усечениях как искусственном версификационном элементе.

В-четвертых, усеченные прилагательные в поэзии ХV Ш в. различно функциони­руют в произведениях разных жанров, что позволяет говорить об их стилистической окраске. 

Язык монографии - простой не в ущерб научности , изящный и точный - говорит о том, что А.С. Кулева прекрасно владеет материалом, ей есть что сказать и она хочет быть понятой. При наличии абсолютно новаторского содержания диссертация, написанная таким языком , читается с особенным удовольствием.

Вместе с тем, некоторые положения монографии вызывают вопросы , например: 

«Основным критерием , по котором у выделялись эти форм ы, можно назвать ненорма­тивность их функционирования с точки зрения грамматики современного языка». Почему со временного? Или какого современного? Наверное, корректнее было бы исходить из нормы того периода, который анализируется в соответствующем разделе .

« Немногочисленные случаи. когда не удавалось охарактеризовать форму однозначно, исключались из подсчетов, причем доля вызывающих сомнение  примеров  не  превышает 5%». Это понятно, и с этим приходится согласиться. Статистика всегда по необходимости игнорирует неоднозначные и спорные частности . Вопрос состоит в том, не исключались л и такие явления из филологического анализа? Пограничные явления как раз наиболее интерес­ны в стилистическом отношении. особенно когда рассматривается эволюция языковых элементов.

Сомнение вызывает такой тезис: «Широко создаются новые усеченные форм ы по аналоги и с уже существовавшим и краткими. Как представляется , искусственность  таки х форм первоначально вряд л и осознавалась ». Как может искусственность не сознаваться пер­воначально? То есть то, что на самом деле искусствен но, воспринимается как естественное? Это нонсенс. И вообще, что значит искусственность в оценке того, что возникает в языке? Если какая-то новация появляется по существующей модели и тем самым дополняет из­вестный словарь, не противореча языковой системе, можно ли эту новацию считать искусственным явлением? Напри мер, если сравнить форм ы «сладою> и «сладк», то в истории языка есть множество примеров того, каким образом и с каким результатом конкурировали вариантные форм ы. которые, с одной сторон ы,  осуществляли  вокализацию сильного редуцированного, а с другой сторон ы, устраняли эту  вокализацию  в  процессе  выравнивания  парадигмы («сладю> потом у что «сладки й» подобно том у как «Смоленск» вместо «Смольнесю> под давлением  косвенных  падежей).

Не  прокомментирована  неточность, допущенная Д. Э. Розенталем  и М. А. Теленковой  в цитате: «" . Образование форм слов путем отбрасывания окончания: [".] 1О грамм (ер.: граммов)» (Розенталь. Теленкова 1972: 456])». Форма «грамм » с нулевым окончанием не является результатом сокращения , а занимает свое законное место в системе склонения как вариантная, восходящая к формам с исконным окончанием «Ъ>> (ер).

Эти замечания совсем не снижают прекрасного впечатления от монографии А. С. Куле- вой. Он и касаются частностей, дискуссионных вопросов или вносят некоторые дополнения.

Публикация очень интересной ,  глубокой  по  содержанию ,  новаторской  монографии А. С. Кулевой « История усеченных прилагательных в языке русской поэзии » непременно станет значительным филологическим событием и, безусловно, найдет активное применение в курах русской литературы, истории русского языка , стилистики.

04.06.2017 г.
доктор филологических наук , проф. кафедры русского языка Санкт-Петербургского гос. университета Л. В. Зубова

Оригинал статьи: https://spbu.ru/sites/default/files/recenzy_culeva.pdf

153

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь