По вопросам, связанным с покупкой книг, звоните: +7 (965) 048 04 28
или пишите на адрес booknestor@gmail.com
По вопросам, связанным с изданием книги, звоните:
+7 (812) 235 15 86 (Санкт-Петербург) или +7 (495) 769-82-46 (Москва)

Зиновьева Елена. Книжный Остров. Нева, 2020, № 6 Виктор Вогман. Пушкин и Николай I. Исследование и материалы. СПб.: Нестор-История, 2019. – 260 с.
Вогман В. М. Пушкин и Николай I. Исследование и материалы. ISBN 978-5-4469-1582-8

Автор: Зиновьева Елена

 

Являлся ли Николай I антагонистом Пушкина, или поэт, согласно мнению его современников, царем был обласкан?

Поэт и литературовед Виктор Вогман (Есипов) рассматривает взаимоотношения Пушкина и императора Николая I исключительно на документальной основе. Это расположенные в хронологическом порядке извлечения из переписки поэта с друзьями, знакомыми и официальными лицами и дневниковые записи Пушкина, содержащие упоминания о Николае I, отклики императора на произведения Пушкина и на просьбы поэта.

В работе используются такие исторические документы, как «Процесс декабристов», «Выписки из писем Графа Александра Христофоровича Бенкендорфа к Императору Николаю I о Пушкине», «Дела III Отделения собственной Е. И. В. канцелярии об А. С. Пушкине», «Завещание Николая I сыну». И, кончено, стихи Пушкина.

Охвачен период с начала 1826 года по 1837-й. Представленный материал свидетельствует о вполне установившихся отношениях Пушкина с царем и Бенкендорфом, позволявших поэту обращаться к ним с различными просьбами: с ходатайством о помощи вдове героя Отечественной войны 1812 года генерала Н. Раевского, оказавшейся в бедственном положении; за документальным подтверждением своей лояльности власти для успокоения Н. И. Гончаровой, опасающейся, что ее будущий зять человек неблагонадежный; по поводу переплавки бронзовой скульптуры Екатерины II, принадлежащей деду невесты А. Гончарову, с расчетом получить деньги на приданое Наталье Николаевне.

После женитьбы актуальными для Пушкина стали финансовые вопросы: имеющихся средств не хватало на поддержание великосветского образа жизни, на наряды жены. Вогман показывает  житейского, запутавшегося в долгах поэта, которому царь одалживает деньги на льготных условиях, разрешает издать «Историю Пугачевского бунта» на казенный счет, выпускать после проволочек журнал «Современник».

Не все просьбы Пушкина удовлетворялись: царь отказывает Пушкину в зачислении в действующую на Кавказе армию, в поездках в Европу. Вогман пишет и о непростых коллизиях с публикацией конкретных произведений поэта, о расследованиях «дела» о «Гавриилиаде» и дела о распространении стихов «На 14 декабря». Отмечает, что Пушкин ставил в заслугу императору установление четких правил в отношениях между российскими авторами, издателями и цензурой, которых до этого не существовало, регламентирующий эти отношения Цензурный устав был введен в действие в1826 году. Был ли Николай I ценителем творчества Пушкина? «Полтаву» он ставил выше «Евгения Онегина», жаждал прочесть «Клеветникам России», интересовался «Историей Пугачева».

Часть текста из «Бориса Годунова», вероятно, знал наизусть. В 1835 году перед опасной поездкой в Царство Польское он оставил завещание своему семнадцатилетнему сыну, будущему императору Александру II, порой дословно перекликающееся с пушкинским текстом завещания Бориса Годунова сыну Феодору. В отношениях царьПушкин постоянно фигурирует третья сторона Бенкендорф. И дело не только в том, что поэт находился под постоянным надзором его агентов. Автор документально восстанавливает многолетний конфликт Пушкина и Ф. Булгарина, ставший причиной обострения отношений с поэта Бенкендорфом. Бенкендорф защищал Булгарина, негласного агента III Отделения, заняв сторону пушкинского врага, царь в этой схватке неоднократно выступал на стороне Пушкина.

Так, критика Булгариным «Онегина» Николаю I не понравилась, о чем он сообщил Бенкендорфу. Ответ Бенкендорф: «Приказания Вашего Величества исполнены: Булгарин не будет продолжать свою критику на Онегина». Николай признал справедливыми и критику Пушкина на роман Булгарина «Дмитрий Самозванец», и отповедь поэта «Моя родословная» в ответ на оскорбительные выпады Булгарина в адрес предков Пушкина.

Через документы высвечивается эволюция отношений царьпоэт. При первой встрече Николай I произвел на Пушкина благоприятное впечатление, поэт рассчитывал на смягчение судьбы декабристов, среди которых было много его друзей и знакомых. Пушкин высоко, как геройские, оценил приезды царя на Сенную площадь во время холерных бунтов в столице, во взбунтовавшийся  Аракчеевский полк. Пушкинская позиция по польскому вопросу полностью совпадала с официальной, он оставался государственником. По мнении автора, события 1832 года: выговор за стихотворение «Анчар», закрытие журнала «Европеец», противодействие власти созданию собственного печатного издания, ухаживание царя за Натальей Николаевной, а позднее и ставшая явной перлюстрация его частных писем жене приводят поэта к трезвому осознанию своего действительного положения.

Период обольщения Николаем I закончился. Болезненно он воспринимает свое назначение камер-юнкером, хотя и постоянно оправдывая царя его благожелательным отношением к себе. Между Пушкиным и царем происходят мелкие стычки, касающиеся дворцового этикета и дворцовых обязанностей. Пушкин осознает, что попал в западню, он считает, что не должен был вступать в службу в качестве историографа с жалованием, а тем более брать денежную ссуду. «Теперь они смотрят на меня как на холопа, с которым можно им поступать как им угодно», пишет он жене. Просьбы об отставке (1834, 1835), потерпели фиаско. Обе стороны не были заинтересованы в них.

Пушкин боялся лишиться доступа в архивы, Бенкендорф считал, что для власти нежелательно предоставлять поэту полную свободу. Что ожидали друг от друга поэт и царь? Пушкин надеялся воздействовать на царя в либеральном направлении. Император взывал к поэту: «...употребите отличные способности ваши на передание потомству славы нашего Отечества, передав вместе бессмертию имя ваше». Благо государства они понимали по-разному.

В. Вогман развеивает устоявшиеся советские легенды. Его Пушкин – государственник, что «...никогда не проповедовал ни возмущений, ни революции напротив». Из показаний Пущина на допросе Николаем I: «Пушкин… был всегда противником тайных обществ и заговоров. Не говорил ли он о первых, что они крысоловки, а о последних, что они похожи на те скороспелые плоды, которые выращиваются в теплицах и которые губят дерево, поглощая его соки».

Николай Вогмана, неуверенный в себе в начале и твердый и жесткий в дальнейшем, в своих личных отношениях с Пушкиным как монарх не раз проявлял к поэту расположение, неизменно оказывал ему поддержку в критических ситуациях, в том числе материальную, а после смерти поэта его осиротевшей семье. В монографии воссоздается сложный и противоречивый облик поэта и весьма неожиданный облик сурового монарха.

Оригинал статьи: https://magazines.gorky.media/neva/2020/6

57

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь