По вопросам, связанным с покупкой книг, звоните: +7 (965) 048 04 28
или пишите на адрес booknestor@gmail.com
По вопросам, связанным с изданием книги, звоните:
+7 (812) 235 15 86 (Санкт-Петербург) или +7 (495) 769-82-46 (Москва)

Александр Малиновский. «Красный Гамлет» Александр Богданов. Мифы о советском философе и враче продолжают плодиться. (О книге: Алла Морозова. «Неленинский большевизм» А.А. Богданова и «впередовцев»: Идеи, альтернативы, практика.)
Морозова А. Ю. «Неленинский большевизм» А. А. Богданова и «впередовцев»: идеи, альтернативы, практика. ISBN 978-5-4469-1660-3

Автор: Александр Малиновский

 

 

 

 

 

 

 

«Красный Гамлет» Александр Богданов 

Тэги: александр богдановленинбольшевикиреволюцияподпольемарксизмкровьмедицинавампирыистория

Российское прошлое по-прежнему остается непредсказуемым. Многие думали, что истории всех пламенных революционеров давно написаны уже не по разу, успели выгореть и покрыться постсоветской пылью. Между тем судьбы и творчество многих революционных деятелей оказались совсем или почти не затронуты этими процессами. Вот и Александр Александрович Богданов (Малиновский, 1873–1928) – философ, писатель, бунтовщик и врач – не пришелся ко двору ни советской, ни консервативно-либеральной, ни тем более клерикальной историографии. Его фантастический роман «Красная звезда» (1907) о свободном социализме на Марсе целое столетие выходил с купюрами – в основном, что характерно, одними и теми же. Цензуре и издателям «не пошли» рассуждения автора и героев о свободной любви и о добровольной эвтаназии. Лишь в сборнике 2014 года (Александр Богданов. Праздник бессмертия. СПб.: Лениздат, Команда А) Мирзаев полностью восстановил текст первого издания романа.

В последние годы, когда под ударами различных кризисов потускнели существующие социально-политические системы и усилился поиск альтернатив, богдановедение переживает даже некоторый подъем. Сочинения «красного Гамлета» переиздаются, привлекают внимание философов, литературоведов, экономистов. По творчеству Богданова проводятся международные конференции, о нем выходят монографии. Даже на столь пестром фоне книга историка Аллы Морозовой представляет собой яркое явление и знаменует определенный этап – как по количеству и широте привлеченных (часто впервые) фактов и документов, так и по новизне исследовательского ракурса.

В современной книжной культуре прочное место занял жанр биографии. Его достоинства более очевидны, чем создаваемые им ловушки для авторов (слишком личное отношение к герою и его окружению, соблазн расширительной психологической и даже сюжетной реконструкции). Обилие жизнеописаний – бальзам на душу критикам социальной истории, полагающим ее статистически безликой и теряющей «живых людей». Но толстые научные биографии дают лишь историю лидеров или по крайней мере представителей образованного класса, оставивших тексты о себе и друг о друге. Здесь трудно найти место «последнему фурштатскому солдату», судьба которого некогда волновала Льва Толстого. 

Алле Морозовой удается, пройдя между Сциллой и Харибдой, связать драмы живых людей с движениями народных масс. Жизнь Богданова (в развитии его идей) составляет своего рода стержень книги, но далеко не исчерпывает ее содержания. Сам Александр Александрович определял себя как коллективиста и, безусловно, приветствовал бы внимание Аллы Морозовой к коллективным проектам с его участием, таким как Каприйская и Болонская партийные школы для рабочих, группа «Вперед», Пролеткульт, Пролетарский университет. Проекты оказались краткосрочными (чаще по внешним причинам), но от них разошлись многие нити, прослеживаемые автором. «Впередовство» выражало не просто настроения кружка эмигрантов, а воззрения целого течения в России и Грузии – левого большевизма, отвергавшего авторитарность и «ортодоксию» ради свободного культурного созидания. Нельзя забывать и о том, что по значимости своей роли в событиях первой революции 1905–1907 годов Богданов вполне мог потягаться с Лениным.
александр богданов, ленин, большевики, революция, подполье, марксизм, кровь, медицина, вампиры, история 

Первые красные нередко погибали ради свободы. Кузьма Петров-Водкин. Смерть комиссара. 1928. Русский музей

Перед читателями разворачивается панорама событий, обращающая в прах многие мифы и расхожие мнения. По сей день раздается плач по великой и (ну, почти) свободной России, истребленной большевистскими ордами. Плачущим стоило бы для примера познакомиться с историей первого ареста Богданова. В 1894 году полиция накрыла два десятка студентов на квартире одного из них. Не подумайте, что толкли селитру – писали петицию к царю. Но, может, они просили какого-нибудь ужаса вроде Конституции? Опять нет: хотели лишь изменений в университетском уставе… За участие в этом собрании Малиновский (будущий Богданов) был изгнан из Московского университета, на три года лишен права проживания в ряде крупных городов и губерний. Не решением суда, а росчерком министерского пера. (Бессудные приговоры появились задолго до Ленина и Сталина.) Вот так-то человек и приходил в революцию. А вовсе не оттого, что его приняли в масонскую ложу или сунули ему за пазуху пачку кайзеровских банкнот.

Миф об утраченном старорежимном рае при ближайшем знакомстве с фактами рушится сам собой. Так же как и более экзотический и смехотворный миф о том, что Богданов с помощью введенного им в России переливания крови омолаживал кремлевских вождей и вдохновлялся вампирической мистикой (доводилось порой читать и такое!). Более устойчивым оказалось представление о культурном нигилизме Богданова и Пролеткульта (основываемое обычно на единственной цитате из стихов Кириллова). Между тем Богданов призывал к критичному и внимательному восприятию традиционной культуры – такому, какого заслуживает сегодня и его собственное наследие.

Оригинал статьи: https://www.ng.ru/non-fiction/2021-02-03/15_1064_bogdanov.html

87

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь