Санкт-Петербург: +7 (812) 235 15 86, nestor_historia@list.ru
Москва: +7 (499) 755 96 25, nestor_history_moscow@bk.ru

Холиков А.А. Новое об Андрее Платонове: концептуальный взгляд на неизвестные эпизоды творческой биографии писателя и ключевые сюжеты русской литературы советской эпохи Рецензия на книгу: Малыгина Н. М. Андрей Платонов и литературная Москва
Малыгина Н. М. Андрей Платонов и литературная Москва: А. К. Воронский, А. М. Горький, Б. А. Пильняк, Б. Л. Пастернак, Артем Веселый, С. Ф. Буданцев, В. С. Гроссман. ISBN 978-5-4469-1422-7

Автор: Холиков А.А.

DOI 10.20339/PhS.2-19.106

Аннотация:

Представлен аналитический обзор новой моногра­фии Н.М. Малыгиной об Андрее Платонове и лите­ратурной Москве 1920–1940­х гг. Внимание в первую очередь обращено на неизвестные эпизоды творческой биографии писателя и его место в среде «профессио­нальных литераторов» (А.К. Воронский, А.М. Горь­кий, Б.А. Пильняк, Б.Л. Пастернак, Артем Веселый, С.Ф. Буданцев, В.С. Гроссман).

В публикации отмечено не только пересечение судеб перечисленных авторов с Платоновым, но и их творческий диалог с ним. В про­зе нашли отражение переклички образов и мотивов, выявлены, с одной стороны, эстетические принципы авангарда, а с другой — общее для большинства обра­щение к символам А.А. Блока, указывающее на прочные связи с традициями символизма. Сделан вывод о том, что творческий метод писателей приобрел качества, о которых писал Воронский, разрабатывая теорию неореализма. Наконец, подчеркнута серьезная источниковедческая оснащенность книги (автором использованы архивы обеих столиц: РГАЭ, РГАЛИ, ОР ИМЛИ, РО ИРЛИ и др.) и фундаментальный на­учно­справочный аппарат (именной указатель позво­ляет работать с изданием как с полезным справочн­ком). В заключение отмечена ясность и доступность научного стиля рецензируемой монографии.

Ключевые слова: А. Платонов, творческая биогра­фия, советская литература.

The publication provides an analytical review of the new monograph by N.M. Malygina about Andrei Platonov and literary Moscow of the 1920–1940s. Attention is first of all drawn to unknown episodes of the creative biography of the writer and his place among “professional writers” (among them — A.K. Voronsky, A.M. Gorky, B.A. Pilnyak, B.L. Pasternak, Artem Vesely, S.F. Budantsev, V.S. Grossman). There is not only the intersection of the fate of the listed authors with Platonov, but also a creative dialogue with him. In prose, the interchange of images and motifs is revealed, and, on the one hand, they reveal a common appeal to the symbols of A.A. Block, indicating a strong connection with the traditions of symbolism, and on the other — the aesthetic principles of the avant-­garde. Thus, it is concluded that the creative method of these writers has acquired the qualities that Voronsky wrote about when developing the theory of neorealism. Finally, the serious sourcestudy equipment of the book is underlined (the author used the archives of both capitals: RGAE, RGALI, OR IMLI, RO IRLI, etc.) and the fundamental scientific reference apparatus (having a name index allows you to work with the publication as a useful reference book). In conclusion, the clarity and accessibility of the scientific style of the monograph under review is noted.

Keywords: A. Platonov, creative biography, soviet literature.

 

Поток исследований о жизни и творчестве Андрея Платонова не иссякает уже много лет.

Но есть труды, выделяющиеся из общей массы работ, поскольку квалифицированно разобраться в судьбе и творчестве уникального русского писателя ХХ в. под силу далеко не каждому. Недавно изданная книга доктора филологических наук, профессора Нины Михайловны Малыгиной — событие по-настоящему долгожданное. Ученому, более сорока лет посвятившему изучению платоновского наследия, довелось лично наблюдать, как некогда запрещенный писатель, чье имя отсутствовало в вузовской программе по истории советской литературы филологических факультетов, превращался в признанного всеми гения. Появление монографии символически совпало с 60-летием издания первой посмертной книги прозы Платонова в 1958 г., и в обзоре исследований по теме монографии, напоминающем библиографической насыщенностью энциклопедический путеводитель, Н.М. Малыгина отдает дань уважения коллегам, которые закладывали фундамент отечественного платоноведения и продолжают его укреплять.

Многие задачи, стоявшие перед исследователями жизни и творчества Платонова в 1970–1990-е гг., были успешно решены, рецензируемая книга не повторение пройденного ученым пути и не механическое обобщение добытых знаний. В монографию вошли не все работы автора, посвященные исследованию взаимоотношений Платонова с его современниками (см.: [3]).

Новая книга посвящена решению одной из актуальных задач современного платоноведения — изучению взаимоотношений Платонова с его современниками. Автор книги показывает, что в этом направлении, но с акцентом на других именах многое сделано, начиная с воспоминаний литераторов, которые были знакомы с Платоновым, и продолжая статьями многочисленных исследователей, которые вошли в восьмой сборник «Страна философов» Андрея Платонова (см.: [1]). Особое значение имеют статьи и комментарии Н.В. Корниенко к опубликованным ею документам из архива Платонова, записным книжкам и письмам писателя. (см.: [2]).

Главным героем книги Н.М. Малыгиной наравне с Платоновым является литературный процесс 1920–1940-х гг. Автор ставит проблему особого положения Платонова в среде «профессиональных литераторов». Обнаруживается парадоксальная ситуация: Платонов всегда оставался в стороне от «столбовой дороги» советской литера- туры, но одновременно оказывался в центре событий. Речь идет об участии Платонова в литературной жизни Москвы 1920–1940-х гг. начиная с первого Всероссийского съезда пролетарских писателей в 1920 г., публикации в журнале «Кузница» рассказа «Маркун» и отзыва В.Я. Брюсова на его книгу стихов «Голубая глубина» в обзоре поэзии в журнале «Печать и революция» в 1923 г.

Чтобы сориентировать будущих читателей и избежать скучной реферативности в разговоре об этом увлекательном и огромном труде (объем которого приближается к 50 печатным листам!), сосредоточимся, прежде всего, на материале, дополняющем малоизвестные факты творческой биографии Платонова.

В первой главе (самой масштабной) устанавливается причинно-следственная связь между событиями литературной биографии Платонова, о которых было известно ранее, и новыми фактами, которые обнаружены автором монографии. К примеру, впервые выясняется, что внимание Брюсова к книге стихов воронежского поэта Платонова не было случайным, а явилось результатом участия молодого воронежского автора в съезде пролетарских писателей в Москве в октябре 1920 г., который проводился по инициативе и под руководством Наркомпроса. А В. Брюсов был назначен руководителем ЛИТО Наркомпроса, т.е. имел прямое отношение к новой организации пролетарских писателей, созданной под идеологическим давлением В.И. Ленина и позднее получившей название «Кузница».

В первой главе объектом анализа ученого становится литературная деятельность А.К. Воронского, А.М. Горького и Б.А. Пильняка. Причем важно отметить, что Воронский, Горький и Пильняк остаются героями всех последующих глав книги. Тем самым автор пересматривает представления советской истории литературы, показывая, насколько значительным было их влияние на литературный процесс своей эпохи.

Н.М. Малыгина дополняет описание встречи Платонова с Воронским в 1923 г. во время командировки сотрудника Воронежского губернского земельного управления на Всероссийскую сельскохозяйственную выставку сведениями о найденном ею в «Прожекторе» фоторепортаже об этом событии, который был напечатан Воронским в дни, когда Платонов пришел к нему в редакцию. Установлено, что рецензия Платонова 1924 г. о новых журналах и литературной ситуации 1923 г. написана по канве статьи Воронского. Здесь Платонов впервые писал о Пильняке и артели «Круг». Исследователь устанавливает причины, по которым Воронский оставил без ответа адресованное ему известное письмо Платонова 1926 г. Нужно сказать, что данное письмо рассматривается автором в контексте сложной ситуации, в которую попал Воронский из-за публикации в «Новом мире» «Повести непогашенной луны» Пильняка. Встреча Платонова с Воронским летом 1927 г. в издательстве «Круг» и неудавшаяся попытка публикации повести «Сокровенный человек» соотносятся с литературными боями РАПП и «Перевала», которые привели к увольнению Воронского из «Красной нови». История отношений Платонова с Воронским дополняется новыми сведениями о борьбе Горького за возвращение к работе редактора журнала «Красная новь». Вместе с тем ученый выясняет причины, причины того, что Горький не ответил на упоминание Воронского о повести «Сокровенный человек», и высказывает предположение, что Горький мог остерегаться, не передаст ли Воронский его мнение Платонову.

Обзор откликов Горького о повести Платонова «Епифанские шлюзы» и таланте ее автора рас- ширяется в результате учета недавно опубликованных материалов в сопроводительных статьях и комментариях из 24-томного собрания писем классика. В характеристике неизвестного прежде эпизода – о встрече с Горьким в редакции журнала «Красная новь» 9 июня 1928 г. — Н.М. Малыгина приводит ранее не публиковавшийся документ из Архива Горького при ИМЛИ РАН: машинопись заметки В.П. Катаева о встрече Горького с писателями, которая подтверждает, что Платонова на встрече ждали, однако в опубликованный вариант текста упоминание о нем не вошло. Сделанное ученым наблюдение, безусловно, обогащает сюжет взаимоотношений Платонова и Катаева, который был в Италии у Горького, когда тот заметил «Епифанские шлюзы», и мог запомнить его мнение о талантливом молодом прозаике. В печально известном доносе В.В. Ермилова Катаев назван в ряду писателей, которые обвинялись в создании «культа» Платонова. В монографии освещается роль Горького в возвращении Платонова в литературную жизнь в 1934 г. (после трехлетнего запрета на упоминание в печати) и вступлении в Союз советских писателей.

Знакомство и контакты Платонова с Пильняком раскрываются в контексте истории отношений Пильняка с Горьким. Установлено влияние кампании травли Пильняка в августе 1929 г. на Платонова, на фоне прижизненной критики Пильняка прослеживается судьба издания романа «Чевенгур». Воссоздан политический контекст публикации рассказа «Усомнившийся Макар». Обстоятельный анализ содержания рассказа приведен в главе, где произведение сопоставлено с рассказом Артема Веселого «Босая правда».

Центральным событием литературной биографии Платонова признана публикация повести «Впрок» на страницах «Красной нови», известны катастрофические последствия появления «бедняцкой хроники» в печати.

Н.М. Малыгина не только указывает на то, что Платонов в своей повести вел диалог с И.В. Сталиным и стремился к тому, чтобы вождь прочитал «бедняцкую хронику». Исследователь устанавливает причину, по которой писатель добивался внимания вождя: он старался, чтобы Сталин ознакомился с содержанием выношенного им землеустроительного проекта, имевшего огромное народно-хозяйственное значение. Однако проект не был оценен руководителем страны.

Н.М. Малыгина замечает, что гневный отзыв И.В. Сталина об авторе «бедняцкой хроники» не испугал Пильняка: по свидетельству К.И. Чуковского, в конце 1931 г. он высказывался о Платонове как о лучшем писателе СССР.

Отношения Платонова и Пастернака никогда не были объектом внимания исследователей. Им посвящена вторая глава монографии Н.М. Малыгиной. Судя по содержанию писем Пастернака, он относил Платонова к числу наиболее талантливых «питомцев» литературной школы Пильняка. Автор книги нашла сведения о том, что знакомство писателей состоялось в мае 1929 г. В моно- графии проанализированы отклики Платонова на суждения Пастернака о Первом съезде советских писателей (1934), выявлен характер контактов Платонова и Пастернака с А.С. Щербаковым в 1935 г., когда начиналась волна репрессий, спровоцированных убийством С.М. Кирова. Выясняется, что оба писателя оказались среди тех, кто попал под подозрение власти.

В книге исследуется одновременное участие Платонова и Пастернака в дискуссии о формализме 1936 г., где их противопоставил в своем докладе руководитель Союза писателей В. Ставский.

Впервые определены платоновские мотивы в статье критика В.Б. Александрова (Келлера) о Пастернаке, где критик сталкивал жизненные и творческие позиции Платонова и Пастернака. При этом Н.М. Малыгина отмечает, что Александров для истолкования творчества Пастернака использует (без ссылок включая в собственный текст) фрагменты статьи Платонова об А.С. Пушкине. Исследователь обращает внимание на то, что оба писателя в 1940 г. обсуждали выход в свет сборника стихотворений А.А. Ахматовой «Из шести книг» и одновременный запрет этой книги и журнала «Литературный критик».

В значительной мере новаторской является пятая глава книги, в которой подробно исследована история отношений Платонова и В.С. Гроссмана. Сведения о его биографии дополнены впервые публикуемыми машинописями документов из ОРФ ГЛМ, а также материалами из семейного архива критика Ф.М. Левина. Как выясняется, общение писателей началось вскоре после переезда Гроссмана из Донбасса в Москву, где он, пытаясь издать роман «Глюкауф» в «Московском товариществе писателей», познакомился с Б.А. Губером и попал в круг литераторов, прежде состоявших в «Перевале» и продолжавших общаться с Воронским.

Гроссман сохранил о Воронском благодарную память, а впоследствии вошел в комиссию по его литературному наследию, о чем автор монографии впервые упоминает, опираясь на сведения из семейного архива дочери Воронского Галины.

Так Гроссман попал в круг литературного общения Платонова, оказался среди писателей, с которыми он с 1928 г. регулярно встречался у Пильняка.

Сведения о работе Платонова над киносценарием по роману «Глюкауф», которые стали известны благодаря публикации писем Платонова, встраиваются Н.М. Малыгиной в творческий диалог двух писателей, а история прохождения в печать платоновской пьесы «Высокое напряжение» впервые представлена в контексте публикации «Глюкауфа» в горьковском альманахе «Год семнадцатый». Оба произведения посвящены производственной теме, совпадают трактовка их основного конфликта, представление о катастрофическом характере событий, но текст Гроссмана был опубликован (хотя первоначально Горький отверг его), а пьеса Платонова так и не увидела света (хотя Горький рекомендовал ее к постановке).

Открытием автора монографии является доказательство нового факта биографии Платонова: являясь с лета 1942 г. автором газеты «Красная звезда», он с 1943 г. работал над материалами

«Черной книги» по заданию, полученному от Гроссмана. В главе о дружбе Платонова и Гроссмана опубликованы обнаруженные автором книги в ГАРФ автограф и машинописи документов, позволяющие подтвердить участие Платонова в этом проекте.

Фактологическая насыщенность отличает третью главу подготовленного Н.М. Малыгиной труда, в которой рассказано о пересечении судеб Платонова и Артема Веселого. Оба находились в поле зрения Вяч. П. Полонского, редактора журнала «Новый мир» и литературного критика.

В четвертой главе речь идет о забытом в настоящее время писателе С.Ф. Буданцеве, авторе популярного в 1920-е гг. романа «Мятеж», опубликованного Пильняком и Воронским в альманахе «Круг», о котором писал Воронский в своей статье, ставя автора в один ряд с Пильняком. Здесь впервые изданы неизвестные архивные документы о Буданцеве.

Ученый исследует творческий диалог писателей. В их прозе обнаруживаются переклички образов и мотивов, выявляются, с одной стороны, эстетические принципы авангарда, а с другой – общее для большинства обращение к символам А.А. Блока, указывающее на прочные связи с традициями символизма. Тем самым их творческий метод приобрел качества, о которых писал Воронский, разрабатывая теорию неореализма.

Издание хорошо оформлено и сопровождается цветными иллюстрациями художника Л.Г. Саксонова к повести «Котлован», а также фотографиями из фондов Музея А.М. Горького (г. Мо- сква), снимками из семейных архивов Платонова (предоставлены внуком писателя А.М. Мар- тыненко), Воронского (предоставлены внучкой писателя Т.И. Исаевой), копиями документов из РГАСПИ (об аресте Воронского, выселении его семьи из квартиры в «Доме на набережной», запрете на продолжение публикации в журнале книги «За живой и мертвой водой», о тяжелой ситуации 1935 г., когда исключенный из партии Воронский остался без работы) и др.

Серьезная источниковедческая оснащенность монографии (автор использовал архивы обеих столиц: РГАЭ, РГАЛИ, ОР ИМЛИ, РО ИРЛИ и др.) и фундаментальный научно-справочный аппарат (именной указатель позволяет работать с изданием как с полезным справочником) сочетаются с тем редким (в нынешние времена терминологической безудержности) языком, который делает ее доступной не только специалистам, но и широкому кругу читателей.

Сноски:

[1] «Страна философов» Андрея Платонова: проблемы творчества. Вып. 8. Андрей Платонов и его современники. Исследования и материалы / Отв. ред. Н.В. Корниенко; сост. М.В. Богомолова, Е.А. Роженцева. М.: ИМЛИ РАН, 2017.

“Strana filosofov” Andreia Platonova: problemy tvorchestva. Vyp. 8. Andrei Platonov i ego sovremenniki. Issledovaniia i materialy / Otv. red. N.V. Kornienko; sost. M.V. Bogomolova, E.A. Rozhentseva. Moscow: IMLI RAN, 2017.

[2] Корниенко Н. Предисловие и примечания // Платонов А. Записные книжки. Материалы к биографии / Публикация М.А. Платоновой; сост. Н.В. Корниенко. М.: ИМЛИ РАН; Наследие, 2000; Корниенко Н. Андрей Платонов по его письмам // Андрей Платонов «…я прожил жизнь»: Письма. 1920–1950 гг. / Сост. и коммент. Н.В. Корниенко и др. М.: Астрель, 2013. C. 3–72.

Kornienko N. Predislovie i primechaniia // Platonov A. Zapisnye knizhki. Materialy k biografi / Publikatsiia M.A. Platonovoi; sost. N.V. Kornienko. Moscow: IMLI RAN; Nasledie, 2000; Kornienko N. Andrei Platonov po ego pis’mam // Andrei Platonov “… ia prozhil zhizn’”: Pis’ma. 1920–1950 gg. / Sost. i komment. N.V. Kornienko i dr. Moscow: Astrel’, 2013. C. 3–72.

[3] Научные публикации Н. М. Малыгиной о творческих связях Платонова с Маяковским, Есениным, Мандельштамом, не вошедшие в монографию:

Малыгина Н.М. Андрей Платонов: диалог с Маяковским // Творчество Маяковского. Вып. 2. Проблемы текстологии и биографии / Отв. ред. В.Н. Терёхина. М.: ИМЛИ РАН, 2014. С. 250–278;

«Понять миссию поэта…» // Творчество Андрея Платонова. Исследования и материалы. Кн. 3. СПб.: Наука, 2004. С. 194–205; Малыгина Н.М. Сергей Есенин и Андрей Платонов: пересечение судеб, переклички образов и мотивов творчества // Есенин на рубеже эпох: итоги и перспективы. Москва – Константиново – Рязань: Пресса, 2006. С. 242–258; Родство ключевых образов Есенина и Платонова // Есенинская энциклопедия / Отв. ред. Н.И. Шубникова-Гусева. Москва – Конс- тантиново – Рязань: Пресса, 2007. С. 278–291; Образ идеальной возлюбленной у Сергея Есенина и Андрея Платонова // Есенинская энциклопедия / Отв. ред. С.И. Субботин, Н.И. Шубникова- Гусева. Москва – Константиново – Рязань: Пресса, 2010. С. 387–404; Малыгина Н.М. Платонов и Мандельштам: пересечение судеб в пространстве Москвы // Москва и московский текст в русской литературе ХХ века. Вып. 3. М.: МГПУ, 2007. С. 4–10; Мотив единства человека и мира в творчестве Мандельштама и Платонова // Русистика и компаративистика. М.: МГПУ, 2008. С. 139–147.

Scientific publications of N. M. Malygina on the creative connections of Platonov with Mayakovsky, Yesenin, Mandelstam, not included in the monograph

Malygina N.M. Andrei Platonov: dialog s Maiakovskim // Tvorchestvo Maiakovskogo. Vyp. 2. Problemy tekstologii i biografii / Otv. red. V.N. Terekhina. Moscow: IMLI RAN, 2014. S. 250–278; “Poniat’ missiiu
poeta…” // Tvorchestvo Andreia Platonova. Issledovaniia i materialy. Kn. 3. St. Petersburg: Nauka, 2004.
S. 194–205; Malygina N.M. Sergei Esenin i Andrei Platonov: peresechenie sudeb, pereklichki obrazov i motivov tvorchestva // Esenin na rubezhe epokh: itogi i perspektivy. Moscow – Konstantinovo – Riazan’: Pressa, 2006. S. 242–258; Rodstvo kliuchevykh obrazov Esenina i Platonova // Eseninskaia entsiklopediia / Otv. red. N.I. Shubnikova-Guseva. Moscow – Konstantinovo – Riazan’: Pressa, 2007. S. 278–291; Obraz ideal’noi vozliublennoi u Sergeia Esenina i Andreia Platonova // Eseninskaia entsiklopediia / Otv. red. S.I. Subbotin, N.I. Shubnikova-Guseva. Moscow – Konstantinovo – Riazan’: Pressa, 2010. S. 387–404; Malygina N.M. Platonov i Mandel’shtam: peresechenie sudeb v prostranstve Moskvy // Moskva i moskovskii tekst v russkoi literature ХХ veka. Vyp. 3. Moscow: MGPU, 2007. S. 4–10; Motiv edinstva cheloveka i mira v tvorchestve Mandel’shtama i Platonova // Rusistika i komparativistika. Moscow: MGPU, 2008. S. 139–147.

Об авторе статьи:

Холиков Алексей Александрович, доктор филологических наук, доцент кафедры теории литературы Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

Kholikov Alexey A., Doctor of Philology, Associate Professor of the Theory of Literature Depart- ment Lomonosov Moscow State University e-mail:  aakholikov@gmail.com

Заказать звонок

Мы позвоним
в рабочее время

Позвоните мне
Нажимая на кнопку "Заказать звонок", вы даете согласие c Политикой обработки персональных данных
Спасибо,

Спасибо! Заявку получили, сейчас позвоним.

Подождите,

Ваша заявка обрабатывается!

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь