Санкт-Петербург: +7 (965) 048 04 28, booknestor@gmail.com
Москва: +7 (499) 755 96 25, nestor_history_moscow@bk.ru

Каминская Н. На фоне Владика снимается семейство. Рец.: Толубеев А. В поисках Стржельчика. Роман-интервью о жизни и смерти артиста. – СПб.: Нестор-История, 2008. // Культура. – 2008. 18 сент.- 24 сент.
В поисках Стржельчика. Роман-интервью о жизни и смерти артиста

Толубеев А. В поисках Стржельчика: Роман-интервью о жизни и смерти актера. Спб.; М.: /ash#dblquoteНестор-история/ash#dblquote, /ash#dblquoteАртист. Режиссер. Театр/ash#dblquote, 2008. 435 с.

Смешное название этой книжки выдает ее автора с потрохами. Автор - артист Андрей Толубеев, при жизни не расстававшийся с юмором и иронией. Эта приписка /ash#dblquoteпри жизни/ash#dblquote однако горько рифмуется с авторской припиской к заглавию книжки /ash#dblquoteВ поисках Стржельчика/ash#dblquote: /ash#dblquoteРоман-интервью о жизни и смерти артиста/ash#dblquote. Потому что пока книга была в работе у издательства /ash#dblquoteАртист. Режиссер. Театр/ash#dblquote, смерть настигла и самого Андрея Юрьевича. Его конец в какой-то степени схож с концом его кумира и старшего коллеги по БДТ Владислава Стржельчика - тоже больница, тоже тяжелая неизлечимая болезнь. Но когда Толубеев приходил навестить Стржельчика в клинике и браво нес какую-то оптимистическую чепуху, а потом выскакивал в коридор и плакал там чуть ли не в голос, он был здоров и не знал будущего. Теперь, когда читаешь все это, возникает печальная магия времени; в двойной оптике авторского незнания и нашего позднего знания тексты обретают почти философский объем. Хотя более простую, не мудрствующую книжку трудно себе представить. Один артист, уже очень хороший и очень известный, преклонялся перед другим, блистательным, старшим по возрасту артистом и двенадцать лет ходил с диктофоном к своим и Стржельчика коллегам, спрашивал их про Владислава Игнатьевича, а беседы в большинстве случаев выливались в разговор о БДТ эпохи Товстоногова, о самой эпохе Товстоногова. Издатели сохранили /ash#dblquoteнепричесанность/ash#dblquote этой толубеевской работы максимально: тексты носят следы магнитофонной записи со всеми ее повторами и сбивками, а хронология выстроена так, как на самом деле и собирались материалы. Например, Валентина Ковель наговаривала свои воспоминания несколько раз, каждый начиная /ash#dblquoteот Адама/ash#dblquote, и на фоне Стржельчика возникало ее знаменитое семейство: она и артист Вадим Медведев, одна из звездных пар уникальной товстоноговской труппы. Кто только не был опрошен - Зинаида Шарко, Олег Басилашвили, легендарный завлит Дина Шварц, Евгений Лебедев, Алиса Фрейндлих, Людмила Макарова, Всеволод Кузнецов, Валерий Ивченко, Сергей Юрский, Эдуард Кочергин, Изиль Заблудовский, Михаил Волков, Темур Чхеидзе, Михаил Боярский, Светлана Крючкова, Геннадий Богачев. Иных уж нет, а те далече... К счастью, многие здравствуют поныне. Так возникла еще одна, в своем роде уникальная летопись жизни великого театра, именуемого БДТ имени Горького (имя Товстоногова ему было присвоено после смерти мастера). Сам Владислав Стржельчик, блестящий красавец, любимец публики и отдельно - дам всех возрастов и занятий, выдающийся артист театра и кино, представлен объемно и разносторонне. Здесь - и его неиссякаемая жажда жизни, и потребность нравиться, ловить восторженные взгляды. Здесь же и почти детская чистота творческого человека, аристократическая широта души, полная зацикленность на актерстве как способе ходить, дышать, думать. Оставляя театроведам измерять масштаб художественной значимости этого большого артиста, Толубеев с коллегами просто рассказывают, как этот /ash#dblquoteкрупный масштаб/ash#dblquote работал, как умел дружить и любить, как он вкусно, талантливо жил и как тяжело, несправедливо быстро уходил из жизни. Но вокруг этого центра возникают концентрические круги большой театральной истории, вехи которой широко известны, а подробности надо каждому интересующемуся прочесть самому. Интервью ведь - такое дело, что из него многое узнаешь о личности самого говорящего. Поскольку говорящие - сплошь большие фигуры, это особенно интересно: кто-то крутится вокруг себя, любимого, а кто-то исключительно о других вспоминает и размышляет.
Но есть одно, пожалуй, главное ощущение от этой книги: восхищение отсутствием эгоцентризма у ее автора, при своей собственной славе имевшего полное право обожать самого себя. Так нет же, Толубеев обожал Стржельчика и театр, в котором они вместе служили. /ash#dblquoteВ поисках Стржельчика/ash#dblquote - это и смешно, и одновременно романтично, выдает тоску одного крупного актера по другому, олицетворявшему для него идеал в профессии. После замечательной книги Владимира Рецептера /ash#dblquoteЖизнь и приключения артистов БДТ/ash#dblquote работа Андрея Толубеева - это второй уникальный случай /ash#dblquoteантицентропупизма/ash#dblquote у известных, не обиженных успехом артистов. Что, видимо, окончательно закрепляет за БДТ эпохи Товстоногова совершенно особое место не только в художественной истории нашего театра, но и в нравственной, если таковая вообще имеет место в театральных организмах. Но получается, что в БДТ она имела место. Империя Гоги была, вероятно, так устроена, что ее император предпочитал иметь дело с личностями только крупного калибра. Более того, он эти личности выпестовал, он устроил им такую жизнь, послевкусие от которой по сей день обеспечивает тем, кто остался, аристократизм духа, чувство равенства лучших с лучшими и желание вспомнить чуть ли не каждого соратника поименно.

http://www.bdt.spb.ru/press/news/tolubeev_book.html

195

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь